Сергей САВЧЕНКОВ

Автор: Анастасия СЕРГЕЕВА. Фото Вячеслава СВЕТЛИЧНОГО и из личного архива героя.

Его фамилия уже стала брендом нашего города

Любить родину и помнить историю

Сергей САВЧЕНКОВ – известный человек в нашем городе. «БВ» не раз писал о нём и его ребятах из патриотического военно-спортивного центра «Разведчик».
Сергей родился в городе Асино (Томская область) в 1962 году. В 1980 году он был призван в ряды Советской армии, именно там парень увлёкся парашютными прыжками — на его счету их 44 (14 прыжков совершил в армии, а 30 — будучи руководителем «Разведчика» со своими курсантами).
У Сергея Олеговича большая семья: супруга Елена Анатольевна, двое детей от первого брака — Лиза и Игорь, сын Никита (ребёнок Елены). У главы семейства уже подрастают внуки Настя и Олег. Деды Савченкова Василий Ефимович Озёрин и Прокоп Акимович Савченков защищали Родину на Великой Отечественной войне. Василий был танкистом, а Прокоп – артиллеристом.
По стопам своих предков Сергей тоже стал защитником Отечества, у него много наград, но самая дорогая его сердцу — медаль «За отвагу» за заслуги в Афганистане. Его девиз по жизни – любить Родину, помнить свою историю и уважать ближних.

«За ВДВ…»

Сергей Савченков встретил нас на территории школы №11 в тельняшке и с голубым беретом в руках. «Точно готовится ко Дню ВДВ», — промелькнула мысль в моей голове. Походка и осанка Сергея Олеговича говорят о военной подготовке. На его руке красуется татуировка с парашютом, привлёкшая моё внимание.
— Сергей Олегович, давно татуировку сделали?
— Два месяца назад осуществил свою дембельскую мечту. Как-то с сыном поделился своим желанием, а недавно дети подарили мне сертификат на татуировку. Рисунок ещё имеет и продолжение, – отодвигая тельняшку, показывает наш собеседник. – На предплечье пулемётная лента, а на ребре ладони у меня набита надпись «За ВДВ…». Кстати, вы знали, что эти три точки имеют смысл? Это значит, что я прыгал с самолётов Ан-2, Ил-76 и вертолёта Ми-8.
— То есть татуировка со смыслом?
— Да, это в память об армии, эскиз придумал сам. На татуировке изображены десантная служба и скульптура Будды. Я последние полгода служил в Афганистане, в городе Бамиан, а там, в скале напротив моей части был высечен Будда. Меня в космос уже не возьмут, поэтому и сделал на своей руке картину, — улыбаясь, делится Сергей Савченков.

Сначала был клуб «Десантник»

— Как сложилась ваша судьба после дембеля?
— Пришёл из армии в ноябре 1982 года, поступил в Томский мединститут на лечебный факультет. Я во время службы был военным санинструктором. Но учиться я не стал... 18 месяцев был в походных условиях, а Томск – город молодёжный, девчонок полно. Тогда начали входить в моду дискотеки – не до учёбы мне было, — смеясь, рассказывает Сергей. – Я вернулся домой, в Асино. Пытался устроиться в пожарную службу, там мест не было. Пошёл в милицию — меня взяли, но с условием, что я получу высшее образование. Месяц в ППСе проходил, а в июле поступил в Волгоградскую школу милиции. Окончил факультет экспертов-криминалистов. Там и встретил свою первую жену Галю. Мы с ней прожили 24 года, но, к сожалению, онкология не оставила ей шансов…
— Как попали в Белово? Чем здесь занимались?
— Мы с супругой хотели по распределению остаться в Томске, но мест не оказалось. Отправили заявку в Белово — моя жена была беловчанкой. Здесь нас и приняли на работу. Я служил в милиции до 1992 года, потом трудился судебным приставом, преподавал в техникумах юридические дисциплины. В 1987 году я организовал клуб «Десантник» в школе № 77 (сейчас там располагается МФЦ, – А.С.), там занималось 150 ребятишек. По образцу моей десантной формы мы сшили школьникам комбинезоны. Пацаны были в восторге! Уже собирались прыгать с парашютами, но меня в августе 1988 года послали в командировку в Азербайджан. Пока меня не было, клуб прикрыли. Но я постоянно был в патриотическом движении: то на военно-полевые сборы приглашали, то по школам на мероприятия ходил.

Его «разведчики» теперь везде: в самолётах, полиции, спецназе

— А в 2004 году создали «Разведчик»… Сколько же ребят вы воспитали! Поддерживаете связь со своими выпускниками?
— Большинство выпускников, живущих в Белове, ходят заниматься ко мне вечерами после работы. Уже пришли в центр дети выпускников: сын Сергея Казакевича, дочь Тани Ерошковой. Растим новое поколение — на конец прошлого учебного года у меня было 122 воспитанника, и один из них — мой внук Олег. Кстати, мои сыновья тоже ходили в центр.
— Кем становятся бывшие «разведчики»?
— Два моих подопечных — Вадим Лучкин и Егор Силантьев — окончили Рязанское воздушно-десантное училище, а в следующем году получит диплом Сергей Монастырёв. Миша Фаевский выпустился из Краснодарского высшего военного училища лётчиков, и сейчас он командует воздушным кораблём Ил-76. Кристина Леоненко и Любовь Свистунова стали выпускницами Барнаульского института МВД: Кристина работает опером в Белове, а Люба – дознавателем в Иркутске. Аня Киселёва окончила Санкт-Петербургский военный институт физической культуры, преподаёт в Ярославском училище ПВО. В Белове много моих ребят работают в силовых структурах. Например, Максим Ширяев служит в 27-м отряде спецназа Росгвардии «Кузбасс».

Учительские корни

— То есть ребята не оставляют военное направление… А почему его выбрали вы?
— Мои родители Олег Прокопьевич и Нина Васильевна были учителями. Я никогда не хотел идти по их стопам... Папа был физруком, он тренировал меня перед легкоатлетической школой. Мама вела русский язык и литературу. В школе мне нравились уроки начальной военной подготовки, преподавал их нам бывший военный Владимир Иосифович Адамович. Его наставления и направили меня по жизни. Я даже был командиром класса. А через патриотизм я стал ещё и учителем, — отвечает наш герой.

Из самолёта – ягнёнок, а с куполом – орёл!

— А вы помните свой первый прыжок?
— Все полёты сопровождались подъёмом в четыре утра, а в армии всегда так хочется поспать. От первого прыжка у меня был восторг. В самолёте Ан-2 справа и слева скамейки, нас подняли по левому борту. Стояли все по весу, чтобы друг на друга не садились: тяжёлые первыми уходят, лёгкие – последними. Помню то волнение перед десантированием: я в школе занимался лёгкой атлетикой — это как предстартовое состояние. Ещё сохло во рту и язык к нёбу прилипал. Я когда прыгнул, глаза закрыл, по секрету – до сих пор их закрываю. Падаешь, а секунды для тебя кажутся часами… Как говорится, пока летишь – ты ягнёнок, а как купол раскрылся – ты уже орёл, — смеясь, вспоминает Сергей Олегович. – Во время полёта кто песни поёт, кто просто кричит, все друг другу машут руками. Эмоции переполняют! Скажу так: прыжок с парашютом даёт заряд энергии на целый год. Но надо отметить, что это мужественный поступок, и человек к нему должен прийти сам.
— Ваша семья прыгала вместе с вами?
— Ни первая, ни вторая супруги не разделили со мной эти моменты. А вот дети прыгали с парашютами: дочь Лиза и сын Никита десантировали со мной по три раза. Сын Игорь служил в ВДВ в 76-й Псковской дивизии. Он сделал 7 прыжков в армии и 3 вместе с моими курсантами.
— А безопасны ли такие манёвры для детей? Какие у них эмоции?
— Мы с ребятами из «Разведчика» в последние годы прыгаем с 900 метров на Танае. Дети волнуются, переживают, некоторые откровенно боятся, но стараются в себе это подавить. Но молодёжная удаль – показать себя — перебарывает все страхи. Я всегда стараюсь, когда мы ездим на прыжки, брать с собой родителей, для детей это главная поддержка. У меня около 400 человек прыгали по три раза и выполнили третий разряд по парашютному спорту. Было время, когда я по 60 ребятишек за раз на прыжки возил. Сейчас прыжок стоит 4500 рублей, поэтому делаем мы это не так часто…
— Раз уж вы упомянули про Танай… 19 июня там жёстко сел самолёт L-410. Погибли и пострадали люди. Почему это случилось?
— От отказа техники никто не застрахован… На борту самолёта были опытные парашютисты.
— Можно было избежать этой трагедии?
— На Танае работают профессионалы высокого уровня. Здесь у самолёта отказал двигатель, а ещё он задел дерево... Естественно, летательный аппарат упал.
— Сергей Олегович, а у вас были страшные или интересные случаи?
— В 2007 году мы с ребятами прыгали в аэроклубе имени Мартемьянова на окраине Кемерова. Кристина Леоненко, Люба Свистунова и Таня Ерошкова летели в последнем экипаже. Всё нормально – спрыгнули, у всех открылись купола. Но по верху прошёл порыв ветра, и их понесло на Кемерово. Приземлились они на школу: одна села на крышу, другая — к стенке, а третья — во двор учебного заведения. Но девчонки себя вели как настоящие десантники, не испугались даже. Подготовка была очень хорошая, — смеясь, вспоминает бывалый ВДВшник. – Перед тем как прыгать, ребята мои часов пять тренируются, сдают зачёты.

О чём мечтает ВДВшник

— У вас есть заветное желание?
— Построить «Разведчику» хорошее здание с современным оборудованием. Хочется внедрять в свою работу новые системы, тренажёры… Недавно у нас появился лазерный тир. Однозначно навыки стрельбы у ребят повысились. На области этим летом мы заняли первое место по стрельбе из пневматической винтовки. Поэтому мне и хочется, чтобы у нас была современная техника! — заключает Сергей Савченков.

0 0 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Погода